Оте наш под знаком 41

Отче наш — Википедия

Во Франции католики заменили слова в молитве "Отче наш". переход с 3 декабря на новый перевод молитвы «Отче наш Суду США предоставили доказательства вранья . Логотип УНИАН является зарегистрированным товарным знаком (знаком обслуживания) УНИАН. Оглавление Молитва «Отче наш» «Научи нас молиться! когда звук труб Иерусалимского храма в три часа пополудни даст знак к вечернему о чем мы встречаем неоднократные указания (Лк. 7: ; ; Мф. ). Если ты не знаком с Библией, то чтение Ключевых стихов, собранных Молитва Господня. Отче наш | Молитвослов . (Матф).

Присоединяясь к Христу, мы можем стать единым духом с Ним и тем исполнить Его волю; таким образом, она будет совершенной на земле, как и на небе Посмотрите, как Иисус Христос учит нас быть смиренными, давая нам увидеть, что наша добродетель зависит не только от нашего усилия, но от благодати Божией, Он велит здесь каждому молящемуся верному молиться всюду за всех и за все, чтобы это делалось повсеместно ради всей земли.

Ибо Он не говорит: Чтобы на земле упразднилось заблуждение, царствовала истина, был уничтожен порок, процветала добродетель, и земля более не отличалась от неба Иисус учит нас этому прошению: В Нагорной проповеди Иисус настаивает на этом сыновнем доверии, содействующем Промыслу нашего Отца Он никак не призывает нас к пассивности84, но хочет избавить нас от всякого беспокойства и от всякой тревоги.

Таково сыновнее доверие детей Божиих: Тем, кто ищет Царства Божиего и правды Его, Бог обещает все приложить. На самом деле, все принадлежит Богу: Но существование тех, кто испытывает голод из-за отсутствия хлеба, открывает иную глубину этого прошения.

Трагедия голода на земле призывает истинно молящихся христиан к действенной ответственности по отношению к их братьям, как в их личном поведении, так и в их солидарности со всей семьей человечества. Как закваска поднимает тесто, новизне Царства надлежит поднять землю Духом Христовым Эта новизна должна проявляться в установлении справедливости в личных и общественных, экономических и международных отношениях, причем никогда нельзя забывать, что не может быть справедливых структур без людей, желающих быть справедливыми.

Нищета Заповедей Блаженства — это добродетель умения делиться: Когда мы выполнили нашу работу, пропитание остается даром Отца нашего; правильно просить у Него, воздавая Ему благодарения. Таков смысл благословения пищи в христианской семье.

Это прошение и та ответственность, которую оно налагает, относятся и к другому голоду, от которого страдают люди: Вот почему специфически христианский смысл этого четвертого прошения относится к Хлебу жизни: Господь учит нас этому Если ты получаешь хлеб каждый день, каждый день для тебя — нынешний день. Если Христос в тебе сегодня, во все дни Он воскресает для.

Но в своем качественном смысле, оно означает все необходимое для жизни и, шире, всякое благо, необходимое для того, чтобы поддерживать существование Евхаристия — наш повседневный хлеб. Достоинство, принадлежащее этой божественной пище, в силе единения: Этот повседневный хлеб также в чтениях, которые вы слышите каждый день в церкви, в песнопениях, которые поются и которые вы поете. Все это необходимо в нашем паломничестве Отец Небесный увещевает нас как детей небесных просить Хлеба Небесного Но, согласно второму члену предложения, наша просьба будет исполнена, только если мы сначала удовлетворим данному требованию.

Наша просьба обращена в будущее, а наш ответ должен ей предшествовать. Их объединяет одно слово: С дерзновенным доверием мы начали молиться: Моля Его о том, чтобы святилось имя Его, мы просим Его о том, чтобы мы освящались все. Но мы, хотя и облеклись в крещальные одежды, не перестаем грешить, отвращаться от Бога.

Теперь, в этом новом прошении, мы вновь приходим к Нему, как блудный сын, и признаем себя грешниками пред Ним, как мытарь Действенный и несомненный знак Его прощения мы находим в таинствах Его Церкви Между тем и это — страшнопоток милосердия не может проникнуть в наши сердца, пока мы не простили тех, кто нанес нам обиду.

Церковь Отче наш

Любовь, как и Тело Христово, неделима: Когда мы отказываемся простить братьев и сестер, наше сердце замыкается, черствость делает его непроницаемым для милосердной любви Отца; когда же мы каемся в наших грехах, наше сердце открыто Его благодати. Это прошение настолько важно, что оно — единственное, к которому Господь возвращается и расширяет его в Нагорной проповеди Человек не в состоянии удовлетворить это необходимое требование, принадлежащее к тайне завета.

Соблюдать заповедь Господа невозможно, если речь идет о внешнем подражании Божественному образцу. Так обретают жизнь слова Господа о прощении, о той любви, которая любит до конца Притча о немилосердном заимодавце, которая венчает поучение Господа о церковной общине, завершается словами: Не в нашей власти перестать чувствовать обиды и забывать их; но сердце, открывающее себя Духу Святому, обращает обиду в сострадание и очищает память, преображая обиду в ходатайственную молитву.

Христианская молитва простирается до прощения врагов Она преображает ученика по образу его Учителя. Прощение — вершина христианской молитвы; дар молитвы может быть принят только сердцем, сообразующимся с Божественным состраданием.

Прощение свидетельствует также о том, что в нашем мире любовь сильнее греха. Мученики прошлого и современности несут это свидетельство о Иисусе.

Молитва Отче Наш текст на русском

Прощение есть основное условие примирения детей Божиих с их Небесным Отцом и людей между собой Нет ни предела, ни меры этому прощению, Божественному по своему существу Общение Пресвятой Троицы — источник и критерий истинности всяких отношений Оно входит в нашу жизнь в молитве, особенно в Евхаристии Бог не приемлет жертву у виновников разлада, Он удаляет их от алтаря, потому что они не примирились сначала со своими братьями: Бог хочет быть успокоен мирными молитвами.

Наилучшее наше обязательство для Бога — это наш мир, наше согласие, единство в Отце, Сыне и Святом Духе всего верующего народа Перевести одним словом греческое понятие трудно: Мы просим у Него, чтобы Он не позволил нам избрать путь, ведущий к греху. Этим прошением мы молим о Духе разумения и силы. Мы должны также отличать искушение, которому подвергаемся, от уступки искушению. Наконец, распознание разоблачает лживость искушения: Бог не хочет добродетельности по принуждению; Он хочет, чтобы она была добровольной Кое в чем от искушения есть польза.

Никто, кроме Бога, не ведает того, что наша душа получила от Бога, — даже мы. Но искушения являют нам это, чтобы мы учились сами себя познавать и тем самым открывать собственное убожество и обязывались благодарить за все то добро, которое искушения явили нам В этом согласии с Духом Святым Отец дает нам силы.

Верен Бог; Он не попустит вам быть искушаемыми сверх сил. Между тем такая битва и такая победа возможны лишь в молитве. Именно через молитву Иисус побеждает искусителя, с самого начала и до последнего борения Тут настойчиво раздается призыв к бдительности сердца, в единении с бодрствованием Христа.

Весь драматический смысл этого прошения становится ясным в связи с конечным искушением нашего сражения на земле; это прошение о конечной стойкости. Дух Святой действует непрестанно, чтобы пробудить в нас эту бдительность сердца Молитва Господня непрерывно подводит нас к измерению домостроительства спасения.

В этом прошении лукавый — зло — не является абстракцией, но означает личность — сатану, ангела, который восстает против Бога. Господь, взявший на Себя ваш грех и простивший ваши согрешения, способен защитить вас и сохранить вас от козней диавола, сражающегося против вас, чтобы враг, привыкший порождать порок, не настиг.

Доверяющий Богу не страшится беса. Вот почему Дух и Церковь молятся: Прося об избавлении от лукавого, мы в равной мере молимся об избавлении нас от всякого зла, начинателем или подстрекателем которого он является, — зла настоящего, прошлого и будущего.

В этом последнем прошении Церковь представляет Отцу все страдание мира. Наряду с избавлением от бед, угнетающих человечество, она просит драгоценного дара мира и благодати постоянного чаяния второго пришествия Христа. Господи, от всякого зла, даруй милостиво мир во дни наши, дабы силою милосердия Твоего мы были всегда избавлены от греха и ограждены от всякого смятения, с радостной надеждою ожидая пришествия Спасителя нашего Иисуса Христа Но это продолжение молитвы носит тут форму поклонения и благодарения, как в небесной литургии Князь мира сего лживо присвоил себе эти три звания царства, силы и славы; Христос, Господь, возвращает их Своему Отцу и нашему Отцу вплоть до предания Ему Царства, когда окончательно совершится тайна спасения и Бог будет все во всем Другие четыре прошения представляют Ему наши желания: Во втором прошении Церковь главным образом имеет в виду второе пришествие Христа и окончательное наступление Царства Божиего.

В третьем прошении мы молим Отца нашего соединить нашу волю с волей Его Сына, чтобы исполнить Его замысел спасения в жизни мира. Пятым прошением мы молим о Божием милосердии к нашим согрешениям; это милосердие может проникнуть в наше сердце только если мы сумели простить наших врагов, по примеру Христа и с Его помощью. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа. Не торопись языком твоим, и сердце твое да не спешит произнести слово пред Богом; потому что Бог на небе, а ты на земле; поэтому слова твои да будут немноги.

И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает. А когда мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, - знаем и то, что получаем просимое от Него.

Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю. Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас. Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших.

Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений. Христос постоянно общался с людьми, и сложно предположить, что в этих беседах речь не заходила о молитвах и Иисуса не просили дать какую-нибудь авторскую, выражающую Его учение молитву.

Христос мог давать эту молитву разным аудиториям много. И вряд ли Спаситель строго придерживался какого-то одного текста. Общая структура сохранялась, но какие-то элементы могли изменяться.

Чтобы понять это, нам нужно абстрагировать от культуры, к которой мы принадлежим. Мы, имея молитвы в молитвословах, просто не представляем себе другой формы молитвы, кроме как читать напечатанное. Многие сегодня боятся что-то изменить, пропустить или добавить хоть слово к напечатанному тексту.

Но во времена Христа в иудейской культуре все было. Молитвы не были записаны. Их помнили и произносили наизусть, и иудейские учителя не просто допускали, а даже рекомендовали, чтобы молящийся каждый раз в свою молитву вкладывал что-то новое, идущее от сердца. Целый ряд раввинистических текстов прямо запрещают дословное произнесение молитв: Когда иудейские учителя давали ученикам молитвы, они могли что-то в них изменять, добавлять или сокращать.

По-видимому, Христос действовал точно так.

Молитва Господня. Отче наш | Молитвослов » Увлекательные Библейские факты

Если бы Христос заповедал молиться какими-то конкретными словами, дал бы четкую формулу Молитвы, то вряд ли мы имели бы у Матфея и Луки разные версии молитвы. Значит, самое верное предположение, что Молитва Господня имела некое общее содержание, модель, форму, а некоторые детали могли в ней изменяться.

В памяти Церкви сохранилось три варианта этой молитвы: Община Луки греко-язычная приняла один вариант, община Евангелиста Матфея иудео-христианская приняла. Молитва у Луки выглядит более спонтанной, как считают современные библеисты — скорее всего, этот вариант точнее передает непосредственные слова Христа.

У Матфея молитва имеет лексическую огранку и черты традиционной иудейской молитвы, поэтому возможно предположить, что первоначальные слова Христа подверглись незначительной редакции. Произошло это еще до Матфея, возможно, в контексте литургического использования этой молитвы иудео-христианской общиной. Интересно, что для богослужебного и личного молитвенного использования Церковь приняла вариант Евангелиста Матфея.

То, как учит Спаситель молиться, и будет кристаллизовано далее в Его Молитве, данной ученикам. И когда молишься, — говорит Спаситель, — не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц останавливаясь молиться, чтобы показаться перед людьми.

Истинно говорю вам, что они уже получают награду. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

А молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им; ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него. Отче наш, сущий на небесах! Всякий взрослый мужчина должен был молиться три раза в день: Вечером и утром и в полдень буду умолять и вопиять, и Он услышит голос мой, — говорит Псалмопевец Пс. Молиться можно было и в любое другое время.

Так, например, работая в поле или по дому, многие евреи напевали псалмы или произносили спонтанную молитву. И Христос, и Апостолы часто цитируют псалмы, многие из них они знают наизусть — многие благочестивые иудеи того времени знали и всю Псалтирь наизусть. Кроме того, был назначен преимущественный день для молитвы — суббота.

В этот день нужно было посетить синагогу, а потом возносить к Богу домашние молитвы. В Своей речи о молитве, приведенной выше, Спаситель критикует две группы людей: Что имеет Христос в виду?

Первые — это фарисеи и подражающие им люди. Молиться в синагогах — скорее всего, молиться громко, привлекая внимание. Молиться на углах улиц, или можно перевести: Молиться именно в это время не было обязательным, иудею предписывалось молиться утром, днем и вечером, однако точные временные рамки не задавались.

Но некоторые люди старались синхронизовать время своей молитвы с храмовым жертвоприношением. Само по себе это не плохо, просто такое своего рода усиленное благочестие, но проблемой это становится, когда такой человек старается в это самое время оказаться на глазах большого количества людей. Понятно, что тут уже мы видим не благочестие, а некую игру на публику. По словам Христа, поступающие так люди ведут себя именно как актеры, они лицемерят. Слово ипокрити, переведенное у нас как лицемер, означало комедиант, актер, тот, кто играет перед толпой.

Интересно, что в иудейских текстах времен Христа мы не находим подобных запрещений. Молитва напоказ не проблематизируется, на нее просто не обращают внимания, как, например, не обращают внимания в мусульманских странах на человека, расстелившего молитвенный коврик посреди оживленной улицы.

Этот человек совершенно спокойно мог бы расстелить свой коврик в стороне или зайдя к себе в дом, но вот ему захотелось молиться именно так, на глазах у. Может быть, кто-то иронично и отметит такую показную форму молитвы у собрата, но в принципе внимания на такое поведение не обращают. Да, для окружающих, может быть, вреда никакого в этом и нет, но вред есть, несомненно, для человека, поступающего таким образом. Вот Христос и предупреждает учеников, что, молясь напоказ, мы вредим душе.

Молитва не только не выполняет своей функции, она используется прямо противоположным образом. Вместо общения с Богом получается шоу для публики, и вместо духовного обогащения человека происходит его деградация. Интересно, что Сам Иисус любит уединяться для молитвы. В более широком смысле это просто любая потайная комната в доме.

Нет никакого практического смысла в том, чтобы наша молитва совершалась в уединении от посторонних глаз. Некоторые библеисты предположили, что эти тексты были актуальны в тот период, когда Церковь была гонима, вот тогда христианам действительно нужно было находить потайные комнаты для своих молитв. Однако это едва ли. Значит, смысл этих слов в чем-то другом. Вероятно, смысл запрета именно в духовной пользе такой молитвы.

Когда мы совершаем молитву не напоказ, а ради нее самой, ради общения с Богом, только такая молитва может иметь смысл и пользу. Вторая линия критики Христа направлена против языческой молитвы: Молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им; ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.

Ключевое слово для понимания этого отрывка наши переводчики затемнили: Этот глагол называется ономатопоэтическим, то есть образованным посредством звукоподражания. При быстрой речи, в которой повторяются одни и те же слова, создавалось впечатление, что человек многократно повторяет слово батта.

Русский пример ономопоэтического слова — глагол бубнить, образованный от часто повторяющихся бу-бу-бу в тихой и невнятной речи. Какая языческая болтовня имеется в виду? Скорее всего, нагромождение эпитетов богов, или заклинаний. Подобную пустую болтовню в отношении собственных богов критиковали и языческие авторы [3]. Как примирить этот запрет Христа с традицией произнесения многократно повторяющихся молитв, принятой с древнейших времен в Церкви?

Здесь нужно сказать, что Христос не запрещает долгую молитву, причем молитву, в которой есть повторения. Сам Спаситель часто и долго молился, причем неоднократно повторял раз произнесенную молитву: Он отошел опять и помолился в третий раз, сказав то же слово Мф.

Христос одобряет упорство и даже настойчивость в молитве, вспомним замечательную притчу о настойчивой вдове, приведенную Спасителем в качестве примера такой желательной настойчивости: В том же городе была одна вдова, и она, приходя к нему, говорила: Но он долгое время не. А после сказал сам в себе: Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? В таком случае, против чего направлена критика Христа?

Спаситель осуждает не вообще многословную молитву, но такую, когда многословие является средством, чтобы быть услышанным. Бог — наш любящий Отец. Он слышит нас и готов отозваться. Нельзя думать, что наше многословие что-то изменит в Его отношении к нам, как-то расположит Его, побудит скорее откликнуться. Итак, молитва напоказ и молитва, которая должна заставить Бога откликнуться… Можно ли сказать, что эти две ключевых ошибки, принятые у людей его времени, нас не касаются?

В современной церковной жизни священник постоянно встречается с подобными порочными подходами к молитве. В первом случае прихожане подчеркнуто истово, так, чтобы заметили другие, совершают крестное знамение, поклоны, выстаивают церковную службу. Во втором случае многие обращаются к священнику с вопросом: Молясь, нужно понимать, что это — живое общение нашей личности с Личностями Отца, Сына и Святого Духа.

Поэтому наша молитва должна быть искренней, исходящей от души. Мы можем молиться в уединении, можем молиться в обществе других людей, но всегда молитва должна быть молитвой, то есть нашим общением с Богом. Мы должны помнить, что Бог любит нас и слышит. Бога невозможно привлечь на свою сторону, расположить к нашей просьбе, через какую-то определенную комбинацию слов. Единственное, что Бог от нас ждет, — наше любящее сердце и искренность. Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него!

Стоит, потому что, обращаясь к Богу, мы входим в личное общение с Ним, показываем, что мы действительно призываем Его, хотим увидеть исполнение в нашей жизни Его воли. Через молитву мы наши желания, сокрытые в душе и являющиеся достоянием нашей личности, обнаруживаем, являем пред Богом и призываем Его в соучастники нашей судьбы. Кстати, рассмотрим слова Христа: Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него — вот еще в каком новом ракурсе: Иудеи считали, что при наступлении Нового века, или Царства Божьего, все прошения людей будут исполняться до их произнесения: Прежде нежели они воззовут — Я отвечу Ис.

Об этом же — древняя иудейская молитва Хавиену: То, что, по словам Христа, Бог знает и будет исполнять наши молитвы еще прежде прошения, свидетельствует о том, что Царство Божие уже в каком-то смысле пришло в наш мир и присутствует. Мы — причастники и участники Царства, которое начинается здесь и.

А теперь — к самой Молитве Господней. Знаменитый древнехристианский памятник Дидахи нач. Как иудеи молятся трижды в день, так и христиане произносят свой гимн веры и надежды трижды! Киприан Карфагенский III. Он Сам говорит, что, о чем бы мы ни просили Отца во Имя Его, даст. Молитва Господня отражает то отношение к молитве, которое было у Христа.

Неужели совсем-совсем никто, кроме Богородицы, не помогает нам? Зачем тогда молиться святым? Молитва эта построена по определенной схеме. Схема эта соответствует иудейским молитвам того времени.

Во Франции католики заменили слова в молитве "Отче наш" | УНИАН

Всякая молитва должна была состоять из трех частей: В молитве, данной Спасителем ученикам, отчетливо представлены все три эти элемента: Кроме того, каждая каноническая иудейская молитва должна содержать 7 просьб 7 в иудаизме — священное число полноты. В Молитве Господней мы находим именно 7 прошений.

В основу Своей молитвы Христос положил известную иудейскую молитву Каддиш. Христианская молитва, несомненно, менее официальна; она подразумевает такое обращение к Богу, какое возможно только в семье, между детьми и родителями. В Каддиш упоминание Божественной воли ограничивается только актом творения мира: В Отче наш мы молимся, чтобы Божья воля распространялась на всякое событие, происходящее во вселенной: То есть, христианская молитва более космична, она рассматривает весь мир и земное, и небесное как место, которое должно принять волю Божию, стать территорией Его Царства.

В Молитве Господней Христос сознательно сводит воедино различные обращения и просьбы и выстраивает их в соответствии с иерархией ценностей. Вот алгоритм этой иерархии ценностей: Отче наш; Прославление Его и Его воли: Отче наш, долги наши и проч. Свидетельствует ли это о том, что Молитва Господня является коллективной, что ее можно читать только в христианском собрании, или ее можно назвать и личной?

Безусловно, это молитва и коллективная, и личная. Во времена земной жизни Спасителя молитвы всегда произносились во множественном числе. Это правило распространялось также и на молитвы, возносимые в одиночестве. Таким образом просящий отождествлял свои нужды с нуждами всего собрания и всего иудейского народа; показывал, что он не сам по себе, но представитель священного Божьего Народа — Израиля.

В перспективе Нового Завета каждый взывающий к Богу словами молитвы Отче наш представляет собой Новый Израиль, новый Народ Божий и, молясь лично, возносит молитву как один из членов великого Тела Христова — Церкви.

До нас Молитва дошла на греческом языке, но первоначально она была дана Христом на арамейском, то есть, на разговорном языке того времени. Это значит, что Христос хотел, чтобы ее использовали не только в особые священные молитвенные минуты тогда она была бы дана на древнееврейскомно постоянно, в повседневности.

В пользу того, что Молитва была дана на арамейском, можно сказать, что многие ее слова при переводе с греческого на арамейский имеют эквивалент, а в древнееврейском языке такого эквивалента для слов Молитвы часто не находится.

Интересно, что в арамейском варианте в е годы Молитву гипотетически перевели на арамейский язык она имеет ритмическую стихотворную структуру. Она легко запоминается и легко произносится, примерно как церковнославянский текст по сравнению с тяжеловесным русским. Когда небеса грохочут, а океаны ревут, они зовут Тебя: Господь Саваоф наш, Владыка сил небесных! Когда падают звезды, и из земли вырывается огонь, они говорят Тебе: Когда по весне цветы раскрывают бутоны, и жаворонки собирают сухие травинки, чтобы свить гнездо для своих птенцов, они поют Тебе: А когда я поднимаю глаза к престолу Твоему, то я шепчу Тебе: Николай Сербский Иудейский мыслитель Мартин Бубер писал: Учение о Едином Истинном Боге!

Это поистине величайшее религиозное учение человечества. Мы верим, что оно родилось не как результат умственных размышлений. Это Богооткровенное учение, то есть то, что некогда открыл человеку Сам Господь. Бог — Творец Ангелов, космоса и человека. Все от Него получило бытие и обретет конец и смысл всего тоже в Боге. Человек осознает, что он — любимое творение и чадо Божие, и вместе с тем трепещет от осознания огромной дистанции между ним, грешным, и великим святым Богом.

Человеку не только не запрещено общаться с Богом, но заповедано это; впрочем, человек всегда должен осознавать дистанцию, отделяющую его от Бога. Из такого отношения к Богу складывалось ветхозаветное благочестие.

Первый, кто делает такой шаг, — Иисус Христос. Он Сам осознает Бога уникальным, личным образом. Такое же отношение к Богу Иисус передает Своим ученикам. Все молитвы Иисуса начинались с доверительного и личного слова Abba — Отче.

После того, как Спаситель научил учеников так обращаться к Богу, это слово, в общем домашнее, личное, стало в Церкви общеупотребительным. Заповедуя нам так же обращаться к Господу, Христос хочет, чтобы Его последователи усвоили Его опыт отношений с Богом, как с Отцом. Что же нового и необычного было в таком обращении к Богу? Современный общепринятый русский и славянский переводы не совсем верно отражают смысл арамейского слова. Если Отче звучит официально, торжественно, несколько сухо, то Авва на языке оригинала — это нежное слово.

Это также подчеркнуто уважительное обращение к пожилому человеку. Словом Авва Бога в Израиле никто не называл! Однако после Христа именно такое обращение к Богу становится в христианстве основным. Более того, специфическое арамейское слово авва входит в лексикон греко-язычных христиан: Смотрите, — восклицает Иоанн Богослов, — какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими 1 Ин.

Апостолы постоянно подчеркивали, что вера христианская делает нас сыновьями и дочерьми Божиими, и такое право дал нам не кто иной, как Христос! Он, Спаситель, …верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими Ин. Святые, размышляющие о тайне того, что христианам позволено называть Бога нежным словом Отец, не переставали удивляться Божественному человеколюбию. Святитель Иоанн Златоуст в свойственной ему образной и эмоциональной манере подчеркивает разницу между Богом и человеком, между Вечным и тварным: Святые отцы говорили вот еще о каком горизонте этого нового нашего статуса — считать себя детьми Божиими, а Его — Отцом: Павел, Бог нас определил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братьями Рим.

В Крещении мы невидимо, но реально соединяемся со Христом, потом, во время помазания благоуханным маслом — миром, на нас изливается благодать Духа Святого, опять же делающая нас, по словам св. Если мы можем называть Бога Отцом, значит, мы действительно усыновлены, значит, мы наследники обетованных благ и силы Духа Святого.

Мы приняли не духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться Рим. Всякий ли может назвать Бога — Отцом?

Хотя мы говорим, что любой человек мира — возлюбленное дитя Божие, право называть Бога Отцом — преимущественное право того, кто признает Иисуса Христа как Спасителя. Это Он, Иисус, еще раз напомню слова ап. Павла, …верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими Ин. Святые отцы отмечали, что дар называть Бога Отцом — первый и основополагающий дар в бесконечной цепи благодатных даров и милостей нам от Бога. Все будет — и пища, и одежда, и кров, и что ему стоит только обратиться к Отцу, когда чего захочет, и все получит… — пишет блаж.

Возможность называть Бога Отцом есть великий дар! Однако это не просто дар, но и ответственность.