Знакомство с православными армянами

Barev! — армянские знакомства

Православные знакомства «Азбука верности» Православная Церковь исповедует во Христе одно лицо (ипостась) и две даже сам Севир Антиохийский был анафематствован армянами в VI в. на одном из. Православные знакомства «Азбука верности» Православная Церковь дает анафему диофизитство, и никак не может и божественная как бы раздельно а насчет армянской церкви тоже говорил не. пр ^шиштиу Ьпдш, unn£fi jnuq- проклинается православными». птфшпму)) t Знакомство М. Айриванкскаго узнаемъ со слЪдующихъ словъ: „Ученые.

Таковы главные их богомерзкие ереси, Мы же, православные, что скажем против этого? Согласимся ли с ними, что это так и есть? Да не будет того, чтобы принять когда-либо такие нечестивые и хульные мысли о едином по существу присносущном, безсмертном и безстрастном Божием естестве и Его безсмертии, чего и сами богопротивные бесы не терпят слышать и не могут сказать.

И это видно из того, что сказал пагубный и злоначальный змий праматери Еве, говоря с лестию: Ведяше бo Бог, яко, воньже аще день снесте от него, отверзутся очи ваши, и будете яко бози, ведяще доброе и лукавое Быт.

Как же проклятые армяне, с проклятым Диоскором, утверждают, что безсмертное естество Христова Божества умерло вместе со святою Его плотию? И если, по ихнему, безстрастное, безсмертное и несозданое Божество Его подверглось смерти, то значит и святая душа Его, как созданная вместе с плотию, умерла вместе с Божеством Его.

И если признаем, что это так, то как скажем, что Он сошел во ад и врата медные и вереи железные сокрушил и вывел оттуда содержимых там от века праведников? И если, по ихнему, Он умер, как плотию, так и Божеством и душой, то как мог принять ее, будучи весь мертв, - Он, Который есть неисчетносильная сила Вседержителя Бога? Если душа человеческая, созданная словесною и безсмертною, не может умереть, то как Жизнь всех, Един имеяй безсмертие, во свете, живый неприступнем 1 Тим.

А что это еретическое мудрование есть хульное и богомерзкое и лживое, очень премудро показал Аламундар Измаильтянин, обратившийся к благочестивой Православной Вере христианской и крестившийся со всем домом и родом.

Ибо Севир скверный, услышав об обращении измаильтянина от отеческого своего нечестия к православной вере, послал к нему двух единомудренных себе епископов, стараясь обратить его в свою богомерзкую ересь. Когда они пришли и долго говорили ему о Севировом учении он отпустил их, сказав: Когда же они ушли, он приказал одному из служащих ему верному слуг, сказав: Когда те пришли и долго хитрословили пред новопросвещенным Аламундаром, то среди их беседы подошел к нему вышеупомянутый слуга его, и прошептал на ухо своему господину, как было ему приказано.

Тогда Аламундар тотчас притворно стал печалиться и скорбеть и, опустив голову вниз к персям, сидел молча, не обращая внимания на слова епископов. Когда же те стали усердно допытываться о причине его столь сильной скорби, он ответил им: Тогда Аламундар сказал им: Вы сильно заблуждаетесь и далеко отстоите от истины с учителем вашим". Таким премудрым умышлением новопросвещенный тот измаильтянин заградил им уста и посрамил их Из слов преподобного важно сделать вывод: Имеет евхаристическое общение с Армянской апостольской церковью сродной в монофизитской ереси.

Экуменисты же активно продолжают курс на сближение и соединение таковых еретических учений с православием. Но как можно соединить несоединимое? Еретики-латиняне, по этим экуменическим соображениям становятся гораздо ближе к православию, так как принимают постановления всех 7 Вселенских Соборов, тогда как копты и армяне отвергают Халкидонский четвертый собор и все последующие за.

В ней автор выше православного учения ставит свои личные переживания от поездки в Египет и посещения службы еретиков-коптов.

Заблуждения простого мирянина не так опасны для окружающих. Святитель Игнатий Брянчанинов говорил: Григория из Константинополя в Новгород; 3 использование культа Григория в борьбе с еретиками [6].

Рассмотрим возможности превращения этих положений в надежные рабочие гипотезы. Активизация почитания Григория Просветителя в Византии связана с именем патриарха Фотия ;стремившегося к консолидации сил восточнохристианской церкви перед лицом Запада. Он пытался сгладить разногласия между восточными христианами, добивался унии с армянской монофиситской церковью. Григорий - примас армянской церкви, великомученик, популярный среди армян, сирийцев, коптов, идеально подходил на роль цементирующего звена.

При Михаиле Ш Фотий открывает в церкви святой Троицы реликвии Григория и святых дев Рипсиме и Гаяне, Имя Григория часто упоминается в переписке Фотия, при нем появляется греческая версия Агафангела, житие Григория включается в менологий Симеона Метафраста, что весьма способствовало популярности армянского Просветителя в странах византийского культурного круга. По инициативе Фотия стены св. Софии Константинопольской украшаются фресками с изображениями отцов церкви, призванными подтвердить авторитет восточной церкви, и Григорий Просветитель оказывается в одном ряду со столпами христианства Василием Великим, Григорием Назианзином, Дионисием Ареопагитом, Николаем Мирликийским, Мощи Григория Армянского переносятся в Софию [7], Л.

Айвазян считают, что русская церковь сохраняла почитание Григория Просветителя, исходя из традиций времени так называемого "вселенского согласия" [8]. Однако, если бы это было так, то прежде всего его культ появился бы в Киеве и был бы характерен для всей русской церкви, а не только для Новгородской и только с конца XII по XVI. Речь идет, по-видимому, не о рутинном почитании одного из святых вселенской церкви, а о всплеске живого интереса, уникального для Руси. Очевидно, мощи Григория не покидали главного храма Византийской империи.

И, наконец, основная гипотеза Айвазяна: Айвазян выдвигает предположение, что культ Григория появился непосредственно в ходе борьбы против ереси стригольников, которая, по его мнению, связана была с ересью павликиан.

В этом предположении присутствуют два недоказуемых, точнее - недоказанных, допущения. Первое - ересь стригольников генетически восходит к павликианской ереси, второе - культ Григория Армянского использовался как оружие в борьбе с павликианами.

Анализ идеологии обеих ересей, проведенных Айвазяном, не очень убеждает, так как, во-первых, опирается не непосредственно на источники как бы мало их ни былоа на исследования, более всего на не самую новую и не самую лучшую работу о павли-кианском движении С.

Мелик-Бахшяна [10] и исследование H. Казаковой, посвященное стригольникам [11]; во-вторых, даже и такое опосредованное изложение показывает, что очевидная близость учений павликиан, богомилов и стригольников идет на уровне сходства между всеми антицерковными средневековыми ересями. Айвазян признает, что нет никаких данных о пребывании армян-павликиан в Новгороде, что источники свидетельствуют скорее в пользу присутствия православных армян в Северо-Восточной Руси, но проходит мимо собственных аргументов, увлеченный попыткой связать культ Григория Армянского с борьбой против армянских и русских еретиков [12].

Во второй половине X. Айвазян считает, впрочем, что русские богословы в своих нападках на армянское учение, обряды и обычаи могли путать армян-монофиситов и армян-павликиан [15]. Они растворились в тондракитах у себя на родине, богомилах в Болгарии, часть их бежала в Европу, слившись с движением катаров и альбигойцев.

Пути этих трансформировавшихся армянских еретиков уходили, таким образом, совершенно в другом направлении. Попытка связать появление культа армянского святого с задачами борьбы против армянских еретиков в Византии и провести аналогию с событиями на Руси не выглядит убедительной не только потому, что исторические аналогии, тем более при временном разрыве в несколько веков IX.

Но самым основным аргументом, опровергающим связь культа Григория как, впрочем, и любого иного святого с еретиками, является, по-видимому, простое напоминание о том, что иконография храмов никоим образом не могла повлиять на еретиков, представителей антицерковных вероучений, поскольку они отрицали храмы и, следовательно, не посещали и не строили.

Однако вполне возможно иное объяснение: Из этого обстоятельного послания выясняется, что армяне-халкидониты вызывали нарекания со стороны единоверцев сохранением традиций, обычаев, культуры, а главным образом сохранением родного языка в богослужении.

Не только стремление к унификации форм религиозной культуры [17], но и прежде всего страх перед возможным проникновением монофи-ситских тенденций в среду армян-халкидонитов заставляли единоверцев желать, чтобы они вели церковную службу на греческом или грузинском языках.

Никон в защиту их вспоминает, что еще при Савве Освященном VI. Саввы рассказывается, что армяне, явившиеся к нему, получили разрешение совершать церковную службу на армянском языке, А в типике св. Саввы указано, что монахи могут читать Апостол и св. Евангелие "на их родном языке" [19]. Никон Черногорец, подтверждая подлинное православие этих армян, указывает на их полезную деятельность в качестве полемистов. И недавно еще при блаженных патриархах в наше время случилось, как некоторые из них в весьма малом количестве не дали отнюдь еретикам армянам и слово испустить или языком шевельнуть, хотя еретиков-армян и было весьма много [20].

В документах монастыря Эсфигмена есть акт от г. Армяне-халкидониты вели активную миссионерскую деятельность в византийских провинциях и самом Константинополе, на Балканах и в Малой Азии, в Армении и Грузии, и, может быть, на Руси. Древнерусские полемические сборники свидетельствуют об актуальности борьбы с "армянским" вероисповеданием. В списке середины ХVII. В самом начале статьи "Об армянской ереси" указано: Ясно, что "ересью" для русских православных, как и для Никона Черногорца, было вероисповедание, принятое армянской моно фиситской церковью.

Киприан в г. В Киево-Печерском патерике, во втором послании "черноризца" Печерского монастыря Поликарпа к архимандриту Акиндину рассказывается об искусном враче-армянине "родом и верою".

Греки, Греческие мужчины, мужчины из Греции | letomobe.tk - знакомства, лучшие знакомства,

Врач-армянин противопоставлен "блаженному Агапиту", который наделен всеми христианскими добродетелями. Рассказ завершается полным раскаянием "иноверного и нечестивого армянина", отказавшегося от армянской веры и перешедшего в лоно русской православной церкви: Оганесян считает исторически неточным фактом то, что армянин "родом и верою" в ХП.

В конце ХШ. В послании же митрополита Киприана к игумену Афанасию содержится инвектива по адресу "армейской ереси" [27]. Мне представляется, что древнерусский автор рассказа о враче-армянине был хорошо осведомлен о том, что существуют армяне "родом и верою" и армяне только "родом", которых в средневековых источниках часто обозначали этнонимами тех народов, от церкви которых они восприняли конфессию [28]. Это классическая формулировка для определения армянина-холкидонита, часто употреблявшаяся и в греческих, и в армянских источниках, Маттеос Урхаеци пишет о Филарете Врахамии Варажнуни: В приписке Ассеманиевого евангелия глаголицей в конце X - начале XI.

Абгарян, исследовавший армянское "Сказание о Борисе и Глебе", отмечает, что изображение Григория Просветителя было помещено на стене Храма Спаса на Нередице в Новгороде, которое было закончено постройкой в г. Исследователь приводит и ряд других фактов, указывающих на общность взглядов армянских и русских деятелей культуры и книжности в конце ХП - начале ХШ. Итак, с одной стороны, резкое неприятие "армянской веры" русскими богословами и книжниками, а с другой - "дружественные отношения" - и то и другое подтверждается фактами.

Это противоречие может быть разрешено, если мы учтем, что существовало две армянские церкви -монофиситская и халкидонитская и ко второй православные русские вполне могли испытывать "дружественные" чувства. Лазарев отмечает суровость фресковой живописи Нередицы, эсхатологическое содержание росписей, отличающихся от трезвого духа новгородской религиозности.

Православные знакомства . РФ

Ряд искусствоведов предполагает влияние армянского и грузинского искусства на эти росписи [33]. В начале века А. Ерицов извлек выписки из "Иконописных подлинников" новгородской редакции конца XVI. В этих правилах говорится о его внешнем облике: Исследователи отмечают, что соблюдая правила иконописания, регламентирующие черты внешнего облика святого, иконописцы изображали армянского просветителя в восточном типе, нисколько не греша ни против национальных преданий армян, ни против требований исторической точности [35].

Изображение Григория находится в алтарной абсиде, где он занимает место крайнего справа в "отеческом" ряду. Святой облачен в фелонь, через плечи переброшен омофор с крестами, голова открыта, правой рукой он благословляет двумя перстами перед грудью, а в левой держит книгу. Фигура мощная, коренастая и большеголовая, пропорции укорочены [36]. Некоторые исследователи полагают, что это изображение Григория повторяет византийские образцы мозаика в св.

Совершенно очевидно только то, что форма креста на омофоре Григория в вышеупомянутых византийских источниках - это ровные широкие полосы, а кресты омофора Григория храма Нередицы равноконечные с расширяющимися от центра ветвями. Этот тип креста был широко распространен в Армении с V-VI вв. В изображениях других святых, расположенных рядом с Григорием в абсиде Нередицы, форма креста - ровные широкие линии.

Среди святых дев в диаконнике представлена фигура великомученицы Рипсиме и просветительницы Грузии св. Успенский отмечал своеобразный подбор святых в Спасе Нередицы, но, насколько мне известно, попыток объяснить это не предпринималось, за исключением банальных рассуждений о внимании к армянским святым, восходящем к временам вселенского согласия церквей.

В эти рассуждения, правда, не очень вписывается появление изображения св. Нино, поскольку национальная грузинская концепция об обращении страны в христианство окончательно сформировалась только к м годам Х. В среде армян-халкидонитов культ Григория Армянского, одновременно и национальный и православный, приобрел особую значимость. Лидов считает, что специальным выделением образа Григория Просветителя составители программы алтарной росписи Ахталы стремились подчеркнуть неразрывную связь армян-халкидонитов с национальной культурной традицией, указать на изначальное единство и православие армянской церкви.

В алтарной апсиде церкви Тиграна Оненца в Ани, посвященной Григорию Просветителю, среди святителей представлены не только Григорий Армянский, но и два его сына Аристакес и Вртанес, последовательно сменявших отца на епископском престоле Армении [42].

Составители иконографической программы Ахталы демонстрировали не только древние национальные традиции армянской халкидонитской церкви, но и тесную связь с грузинской монашеской традицией и в целом с грузинской церковью. Армяне-халкидоннты издавна монашествовали вместе с грузинами, они обладали определенной автономией и, в частности, правом служить литургию на армянском языке [43]. Уникальный ряд из шести изображений наиболее почитаемых преподобных грузинской церкви воплощал в росписи Ахталы тему "армяно-грузинской общности".

Ту же тему раскрывает и армяно-халкидонитская роспись церкви Тиграна Оненца в Ани, где к композиции, символически представляющей чудо основания грузинской церкви, сотворенное просветительницей Грузии св. Нино, вплотную примыкает житийная сцена "Видение св. Григория", которая, в свою очередь, изображает чудо основания армянской церкви. Иконографическими средствами подчеркнута символическая общность двух видений. Два чуда основания грузинской и армянской церквей предстают в армяно-халкидонитской иконографической программе как неразрывно связанные между собой события [44].

Особая роль Григория Армянского как просветителя не только Армении, но и всего Кавказа, издавна признанная на Кавказе, приобрела особую значимость в среде армян-халкидонитов [45].

Online Dating in Armenia

Композиции с изображением св. Нино, не известные в грузинских росписях XI-ХШ вв. Исключительный интерес к св. Нино в армяно-халкидонитской среде определен не только значением этой святой для истории Грузии, но и легендой о сотрудничестве св.

Нино с Григорием Армянским. Легенда сложилась в Армении к VI. Лидов справедливо полагает, что иконографическая программа росписи Ахталы является ценнейшим историческим источником, способным заменить не дошедшие до наших дней политические и богословские трактаты.

Она воплотила особое мировоззрение армян-халкидонитов, в основе которого лежала последовательная ориентация на Византию и Грузию при сохранении неразрывных связей с национальной армянской средой [46].